Выберите месяц и год:

Ноябрь, 2005 г.
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30
УголОК Емца
 
Пропасть
14.11.2005
(очень автобиографичное)
Солнце. Оно было уже высоко. Ярко освещая все земли и камни, оказывавшиеся под его жарким боком, оно непрерывно поднималось ввысь по безоблачному голубому куполу неба.
В небе кружили птицы. Не городская мелочь, среди которых голубь и ворон - самые крупные, а настоящие птицы. Которых никогда не назовешь "птичками". Орлы, соколы. У которых один только взмах широких крыльев, одно, даже малозаметное движение ввысь, человека, навечно лишенного Природой крыльев, завораживает.
В небе, как и здесь, ближе к земле, струился легкий ветерок. Недостаточно сильный, чтобы быть неприятным, недостаточно холодный, чтобы оказаться вредным здоровью. Скорее, вполне мирный, тихий, и как нельзя более подходящий к такому вынужденно-праздному дню.
Да, я уже четыре дня не трудился. И три из них - своих законных дней отпуска, я был здесь, на лоне природы, среди лесов, ручьев и гор.
Зрелище, представавшее сейчас моим глазам, было захватывающим. Я уже неоднократно испытывал подобные ощущения, но это не мешало мне почувствовать то же самое и сейчас. Эти птицы, это небо, эти горы, покрытые лесами, уходящие вдаль, словно накрытые мягким и пушистым зеленым одеялом... Взгляд на эту великолепную, блистательную картину вызывал восторг. Хотелось петь. Хотелось повторить слово в слово слова из песен о воле, о вольном ветре, о радости, о свободе. Хотелось остановиться, и созерцать увиденное ещё, ещё, и ещё. Хотелось наслаждаться. Стоять и впитывать в себя всю эту красоту, всё, что так захватывает дух, что столь естественно и прекрасно, что глаз не оторвешь, и что сопровождается непрерывным журчанием воды внизу...
Внизу. Все прелести окружающего меня мира были доступны лишь моему взгляду. А рядом меня ждала суровая реальность.
Слева от меня на много метров вверх простиралась отвесная скала. Я стоял на узкой полоске, относительно горизонтальной в этом месте тропки. Справа было такое же, как и скала, отвесное ущелье. Внизу, как и полагается, тек меленький ручей. Мелкий, слабый, но тек.
А между обрывом и стеной-скалой - относительно горизонтальная, каменная полоска в жалкие 50 сантиметров. Если не меньше.
По ту сторону ущелья, шириной если и больше полутора метров, то ненамного, была другая тропа. Шире, просторнее, и в отличие от той, на которой я сейчас стоял - не продолжавшей предательски сужаться последние два часа пути и уводящей куда-то ввысь.
Тропа на другой стороне ущелья была и гораздо ровнее и вела вроде бы далеко не круто в гору.
Словом, я уже подошел к тому, чтобы наконец-то сменить тропу.
Несколько раз ранее эти тропы тоже сходились вблизи. Я пытался уже не раз перейти пропасть, но всегда что-то меня останавливало. Когда я видел, что непомерно рискую, когда я не чувствовал силы чтобы сделать этот прыжок, когда я просто не доверял брошенному через пропасть, такому умильно-беззащитному, тонкому мосточку из невесть как занесенных сюда двух-трех бревен... Я боялся её преодолеть, мне не хватало сил, чтобы это сделать, я не осознавал, что это действительно надо.
Теперь этот час настал.
Я был в неплохой физической форме и тонусе. Я был уверен, что здесь и сейчас - я перейду на ту тропу. Я смогу это сделать. Дальше - будь что будет, но сейчас я вижу, что та тропа мне подходит больше. А эта ведет в такие дебри, что и непонятно, смогу ли я когда-то даже вернуться по ней, и смогу ли выйти за положенное время в более цивилизованные места.
Словом, выбор был сделан. Оставалось сделать только шаг.
Шаг.
Шаг.
Шаг, который может привести на другую тропу, а может его чуть-чуть не хватит... и тогда - конец. В пропасти. На камнях, рядом, или прямо в ручье.
"Піду втоплюся у річці глибокій
Шукати стануть - не скоро знайдуть..."
Вот она - дилемма. Хотя тут три варианта. Или, или, или. И многоточие, повисшее в воздухе.
И я сделал этот шаг. С края обрыва. Чуть вверх и вперед. Оттолкнувшись с силой от узкой каменистой поверхности правой ногой.
Назад дороги практически не было. Это подтвердил один из камней, от которых я отталкивался. Он оторвался от тропы и полетел вниз. Узкая полоска сузилась ещё сильнее: в месте прыжка её ширина теперь была не больше 40 сантиметров.
А я летел. Я - не птица, я просто человек, но эти несколько секунд, а может - всего долей секунд, я летел.
Я мог не долететь до другой стороны пропасти. Я падал вниз, рассекая воздух телом, и осознавая, что уже через несколько мгновений жизнь под этой оболочкой кожи практически мгновенно угаснет. Сильный удар в точном соответствии с законами физики; острые камни, заметные и с высоты 30-40 метров; мелкий ручей, в котором лишь в некоторых промоинах толщины потока достаточно, чтобы погрузить ногу до колена, но в который нельзя нырнуть метра на три и глубже... Удар. Вспышка. Ярко-огненная, отливающая черным и белым. И все. И дальше - просто ничего. Ничего.
Но ничего этого не было. Я уже стоял на другой стороне. Стоял и довольно спокойно дышал.
Мое дыхание практически не участилось. Пульс был неизменен. Не тряслись ноги, руки, не было и близко той внутренней дрожи, которая иногда полностью охватывает человека, когда от действительно непростых испытаний, а когда и совершенно непонятно отчего. Но сейчас я был спокоен почти как скалы, ограничивавшие меня с обеих сторон пропасти. "Спокоен как скала". Хотелось бы мне всегда быть столь же спокойным, и отличаться железными, даже железобетонными, характером и выдержкой.
В жизни у меня были испытания. Испытания по риску меньшие, чем произошедший шаг через пропасть.
Но адреналина в крови выделялось больше. Я значительно сильнее нервничал. У меня могли начаться трястись ноги, голос мне начинал изменять, а дальше я совершенно стушевывался. В лучшем случае все сводилось к формуле "глаза боятся, а руки делают", и я действительно что-то делал. В худшем - я уходил. Уходил от опасностей, отказывался от слов, изобретал удобные формулы, оправдывался, совершал сложные маневры, ощущая себя идущим по лезвию ножа. В то время, как на самом деле я тогда оказывался не более чем на достаточно высокой насыпи.
На насыпи. Не на краю тридцати- или даже сорокаметровой в высоту щели, внизу которой - острые камни.
Возможно, я уже достаточно походил по краю каменистой тропы, зажатый слева скалой, а справа пропастью. Возможно, я уже привык к мысли, что мне все же придется сделать этот шаг. Возможно, мысленно я его уже, пусть и недавно, но сделал. Но, тем не менее, - я долго шел к этому шагу. Возможно, всю жизнь.
А впереди, как и раньше, открывался великолепный вид на расширяющееся далее ущелье. В небе парили птицы, внизу журчала вода...
Немного отряхнувшись, и чуть собрав слегка смешавшиеся от риска жизнью мысли, я пошел вперед. Я спокойно шел по внушающей доверие широченной (против предыдущей), довольно ровной тропе.
Было видно, что люди тут, против последних двух километров её соседки по пропасти, проходили неоднократно. С каждым шагом росла во мне уверенность.
Тропа слегка пошла на подъем. Подумалось: ну и ладно, все рано не так круто и не в такие дебри, как у предыдущей...
Километра через два я прошел довольно сильный поворот. Тропа начала сужаться.
УголОК Емца
Выполнил Max Yemets
Дата 21.09.2017
Powered by MY CMS
Ваш IP 54.81.88.93
Ваш браузер CCBot/2.0 (http://commoncrawl.org/faq/)
Copyright, © Max Yemets, myem.org.ua
Автором всех текстов, находящихся на сайте, является Max Yemets (Макс (Максим Борисович :) ) Емец), за исключением текстов, где явно указан другой автор